60 лет российско-норвежского научного сотрудничества: приподняли железный занавес ради общего моря

Пока государства строили стены и вели холодную войну, норвежские и советские ученые смогли наладить сотрудничество по управлению рыбными ресурсами на севере, отмечает исполнительный директор Института морских исследований Сиссель Рогне.

Сегодня норвежские и российские ученые вместе исследуют Баренцево море «от А до Я». «Мы берем пробы зоо- и фитопланктона, регистрируем молодь и взрослую рыбу, считаем китов, птиц; регистрируем мусор, измеряем температуру, берем пробы воды – для проверки уровня радиоактивности, и т.д. Всего лишь несколько морей в мире изучены лучше, чем Баренцево море, и это играет решающую роль не только для рыбных ресурсов, но и для жизни людей на севере. В последние годы оценочная стоимость запасов рыбы в Баренцевом море составляет порядка 20 млрд крон (около 2,5 млрд долларов) в год», — рассказывает исполнительный директор норвежского Института морских исследований Сиссель Рогне в статье для журнала «Fishnews – Новости рыболовства».

Однако так было не всегда. В послевоенные годы информация о запасах рыбы, океанографии и исследованиях для рыбного хозяйства считалась в СССР государственной тайной, и данные об этом тщательно охранялись.

«После периода стагнации во время Второй мировой войны рыбная ловля в Северном и Баренцевом морях стала активно развиваться, но в начале 1950-х годов уловы начали снижаться. Это было связано не с природными колебаниями, а с тем, что запасы были истощены интенсивным выловом: контроля за тем, сколько рыбы вылавливалось, практически не было, — отмечает Сиссель Рогне — Потребность в сборе данных о вылове в нашем общем море была очевидна, но с политической точки зрения сделать это было сложно».

К лучшему ситуация изменилась только после смерти Сталина. Премьер-министр Норвегии Эйнар Герхардсен посетил Москву в 1955 г., он предложил первому секретарю ЦК КПСС Никите Хрущеву начать научное сотрудничество.

«Ученые быстро поняли, что норвежские и советские данные могут дополнять друг друга и что они могли бы избежать двойной работы и в то же время познакомиться с методами работы и инструментами друг друга. В 1958 г. начались совместные встречи норвежских и советских океанологов. 60-летие сотрудничества специалисты празднуют в этом году».

Сиссель Рогне обращает внимание, что в 1950-е гг. не было формальных процедур определения квот. Поэтому океанологи взяли на себя роль «защитников рыбы», указывая на то, что запасы рыбы быстро истощаются. Однако норвежские и советские ученые указывали на это каждый в своем направлении.

Так, норвежские ученые были обеспокоены ловом трески советскими судами в восточной части Баренцева моря, поскольку те вылавливали большое количество молодой трески своими мелкоячеистыми тралами. Советские ученые в свою очередь были обеспокоены тем, что интенсивный вылов молоди сельди в норвежских фьордах мог негативно сказаться на запасе рыбы вообще.

В начале 60-х годов мир затаил дыхание, когда США и СССР были на грани ядерной войны во время Кубинского кризиса. Тем не менее научное сотрудничество на севере все-таки продолжалось, шел обмен информацией и научными идеями.

Сначала комиссия по рыболовству устанавливала квоты, которые не совсем соответствовали рекомендациям ученых, обращает внимание представитель Института морских исследований. Поэтому в 1990-е годы запас трески и других промысловых видов в Баренцевом море оказался на исторически низком уровне. С тех пор рекомендации ученых имеют решающий голос при установлении квот комиссией.

В последнее время политический климат между западом и востоком значительно изменился, но на практике это не повлияло на российско-норвежское сотрудничество в области морских исследований, утверждает автор статьи. Например, специалисты двух стран вместе установили, что изменения климата ведут к сдвигам в экосистеме и что рыба в Баренцевом море перемещается на север в четыре раза быстрее, чем предполагает Климатическая панель ООН.

«Когда два наших научных судна, норвежское «Юхан Юрт» и российское «Фритьоф Нансен», отправляются сейчас в экспедиции в российской экономической зоне и в районе анклава, то в основе этого лежит понимание обеими странами того, что сотрудничество более долгосрочно, чем политика. Это понимание особенно важно именно сейчас, когда условия в Арктике быстро меняются и нам всем очень нужны самые разные научные данные», — подчеркивает Сиссель Рогне.

Полный текст читайте в рубрике «Крупным планом» на сайте Fishnews.