Общественный контроль – в помощь водным биоресурсам

В Приморском крае общественные экспертные советы оценили и проанализировали работу по выявлению и пресечению правонарушений в сфере оборота водных биоресурсов.

На прошедшем во Владивостоке совместном заседании трех общественных экспертных советов (по рыбному хозяйству; транспортной политике; по развитию предпринимательства) специалисты подчеркнули, что, несмотря на предпринимаемые меры, ситуация с охраной водных биологических ресурсов, нуждается в дополнительных усилиях как со стороны общественных организаций, так и со стороны контрольно-надзорных органов.

Характеризуя ситуацию с охраной ВБР, участники совещания остановились на нескольких аспектах, сообщает корреспондент Fishnews. Во-первых, состояние рек Приморья. «Наполнение нерестилищ в реках Ольгинского района в 2015 году было значительно ниже, чем в предыдущие годы, и было близко к критическому», — отметил замдиректора ТИНРО-Центра Алексей Байталюк.

Другой яркий пример – засилье браконьерской продукции на рынках края. «На потребительском рынке Приморья практически свободно реализуются в варено-охлажденном виде незаконно выловленные в заливе Петра Великого шримсы и камчатский краб, квоты на вылов которых для прибрежного промысла не выделялись», — отметил председатель Общественного экспертного совета по рыбному хозяйству Александр Васьков.

Участники совещания с уверенностью заявили, это свидетельствует о том, что в крае действуют организованные преступные структуры, которые объединяют все этапы незаконного оборота водных биоресурсов: добычу, транспортировку, первичную переработку, реализацию.

Охрана объектов на морских акваториях входит в компетенцию погранслужбы, а охрана лососевых рек – в компетенции Приморского теруправления Росрыболовства. Однако и общественный контроль значит немало, считают эксперты.

Собравшиеся отметили, что сегодня органы исполнительной власти Приморья, на которые возложена охрана водных биоресурсов, не обладают полномочиями по осуществлению контрольно-надзорных функций. Так, они не могут задерживать нарушителей, составлять административные протоколы и выносить постановления по делам об административных правонарушениях.

Между тем участники заседания убеждены, что довольно действенным методом осуществления охранных мероприятий является организация и участие в работе межведомственных оперативных групп, а также координация их деятельности. «У нас уже есть такой опыт. Практика формирования подобных групп в предыдущие годы дает положительные результаты», — отметил Александр Васьков. Он предложил продолжить эту практику, организовывать постоянные рейды в заливе Петра Великого и на нерестовых реках в период хода лососевых. Аналогичные рейды, но на общественных началах (учитывая ограничения, установленные для контролирующих органов законодательством по проверкам предприятий малого бизнеса) было предложено проводить в торговых точках и организациях, которые занимаются реализацией контрафактной продукции морских и речных промыслов, и передавать материалы в компетентные инстанции. Участники заседания единогласно поддержали эти идеи.

Отдельно собравшиеся остановились на вопросе определения ущерба, наносимого водным биоресурсам в результате незаконного изъятия. Проблема в том, что сегодня квалификацию преступления в зависимости от урона, причиненного государству, пытаются возложить на исследовательскую организацию – ТИНРО-Центр. Так, по информации Пограничного управления ФСБ России по Приморскому краю, исключительно невыполнение научной организацией этих функций не позволяет пограничникам возбуждать уголовные дела в отношении правонарушителей. «Однако мы не обладаем полномочиями по определению размера ущерба. Мы можем установить видовую принадлежность и состояние водных биоресурсов», — отметил гендиректор ТИНРО-Центра Лев Бочаров.

В 2015 г. совместными усилиями силовых структур и института было разработано биообоснование для определения крупного ущерба в случаях незаконной добычи лососевых рыб. Однако, как отметили специалисты, это всего лишь экспертное заключение. По действующей редакции закона о рыболовстве порядок определения ущерба, который следует считать крупным, устанавливается Правительством РФ. Тем не менее каких-либо официальных утвержденных Правительством нормативных методик определения крупного ущерба (что является поводом для возбуждения уголовного дела) в результате незаконной добычи ряда водных биоресурсов не существует. Поэтому ответом на вопрос, является ли такой ущерб крупным, зачастую может быть экспертное мнение, которое у разных специалистов нередко отличается.

Генеральный директор ТИНРО обратил внимание на пределы компетенции ученых. По словам Льва Бочарова, довольно часто в институт приходят запросы об определении особо охраняемых природных территорий (компетенция Росприроднадзора), о наличии зон экологического бедствия и чрезвычайной экологической ситуации (компетенция МЧС), о расчете таксы за незаконный вылов ВБР (компетенция теруправлений Росрыболовства), на которые сотрудники не могут и не имеют права отвечать.

Также выступающие упомянули о проблеме нелегального вылова промысловых объектов, впоследствии выпущенных в естественную среду обитания. Если этот объект относится к тем, которые недоосваиваются в режиме легального лова, был добыт не в запретный период, является промысловым экземпляром и был возвращен в живом виде в естественную среду обитания, то с точки зрения биологии нет оснований говорить о нанесенном ущербе.

«С другой стороны, если кто-то ограбил банк, а его взяли с поличным на месте и вернули деньги «в кассу», то этот человек в любом случае – преступник. Поэтому целесообразно было бы применять такой подход и в сфере борьбы с нелегальным ловом», — добавил Александр Васьков. Таким образом, по мнению участников встречи, более логично было бы наказывать нарушителей за сам факт браконьерства.

Источник: Fishnews